» » Роберт Паль отмечает 80-летний юбилей!

Роберт Паль отмечает 80-летний юбилей!

Опубликовано: 15-04-2018, 13:10 | Категория: Новости, Члены союза, Шиғри минуттар
Роберт Паль отмечает 80-летний юбилей!
Сегодня 80-летний юбилей отмечает известный поэт, писатель, переводчик, член Союза писателей Российской Федерации и Республики Башкортостан, заслуженный работник культуры Республики Башкортостан, лауреат многих литературных премий Роберт Васильевич Паль. Он широко известен как автор многих поэтических книг, романов и повестей. Его хорошо знают и как талантливого переводчика произведений башкирских авторов на русский язык.
Роберт Паль родился 15 апреля 1938 года в Нижне-Услинском отделении Альшеевского зерносовхоза Аургазинского района. Детство и юность будущего поэта и писателя прошли в этих красивых краях, на берегах небольшой речушки Услы.
Роберт Васильевич учился в Стерлитамакском и Белорецком педучилищах, в 1961 году окончил Башгосуниверситет и стал работать учителем в Кармаскалинском районе. Затем судьба привела его в Башкирское книжное издательство, где он трудился редактором, заведующим редакцией и главным редактором. Затем Роберт Паль — литературный консультант в Союзе писателей республики. С 1998 года работал заведующим отделом и заместителем главного редактора литературного журнала «Бельские просторы». Более десяти лет руководил творческим объединением русскоязычных писателей Союза писателей республики. Сейчас находится на заслуженном отдыхе, но старается принимать участие в общественной жизни, помогает молодым писателям найти свое место в жизни, продолжает писать.
Еще в период учебы в педучилище в газетах Стерлитамака и Белорецка начали появляться его первые стихи. В большую литературу Роберт Паль пришел в 60-е годы прошлого столетия. В 1969 году вступил в Союз писателей Башкирии. Активно работал в жанрах поэзии, прозы и художественного перевода. Его первый поэтический сборник «Живые маки» увидел свет в Башкнигоиздате в 1964 году. Следом вышли книги стихов «Высокое пламя», «До высоты звезды», «Плач одинокой кукушки» и другие, получившие высокие оценки читателей. Ныне он автор более двух десятков поэтических и прозаических книг, изданных в Уфе, Москве, Казани и других городах. Повесть «Есть у неба земля» (1975) воссоздает героический образ сына башкирского народа дважды Героя Советского Союза Мусы Гареева. Романы-хроники «Легенды будут потом» «На исходе ночи», «Отзовется в живых», «Бессмертники — цветы вечности» с документальной достоверностью повествуют о революционных событиях первой четверти XX века на Южном Урале. В 1983 году в центральном издательстве «Советская Россия» массовым тиражом была издана книга Роберта Васильевича «Человек придумал книгу» — увлекательный рассказ об истории возникновения письменности, появлении книгопечатания, современном книгоиздании.
В 2008 году в издательстве «Китап» вышла книга повестей «Заглянуть в бездну», за которую Роберт Паль был удостоен литературной премии «Золотой Урал». Герои повестей — люди, пережившие все тяготы тяжелого времени и оказавшиеся теперь перед лицом новых испытаний.
Роберт Паль активно переводит на русский язык башкирскую поэзию и прозу. В его точном и талантливом переводе вышли стихи Хакима Гиляжева, Мусы Гали, Гилемдара Рамазанова, Якуба Кулмыя, Равиля Бикбаева, Анисы Тагировой, повести Марата Каримова, Ахнафа Байрамова и других башкирских писателей. Произведения самого Роберта Паля переведены на украинский, казахский, башкирский, татарский, чувашский и другие языки.
В жизни Роберт Васильевич очень скромный человек, не любящий говорить много о себе. Но о месте литературы в жизни он всегда готов говорить бесконечно, потому что эта тема его всегда волновала и беспокоила.
За большие заслуги в развитии литературы Роберт Васильевич Паль удостоен почетного звания «Заслуженный работник культуры Башкирской АССР». Он является лауреатом премий имени Степана Злобина и Фатиха Карима.

ЗАКОНЧИЛАСЬ СКАЗКА
На наших березах опять оренбургские шали.
Чисты, невесомы, легки, как предутренний сон.
Не надо печали!
Прошу вас, не надо печали,
Ведь это зима
На последний к нам вышла поклон.
Все прошлые месяцы, долгие дни и недели
Блестяще играла она свои роли подчас.
Ах, что за метели
Нам песни старинные пели!
Ах, что за морозы
Румян не жалели для нас!
Давайте ей скажем спасибо
С пустеющей сцены,
Букет поднесем из заморских сияющих роз.
Ведь знаем таланту ее мы
Достойную цену,
Ей званье народной актрисы присвоим всерьез.
Партеры-дворы,
Дорогие балконы-галерки,
Очнитесь и встаньте:
В театре, прощаясь, встают.
Не в «мерее» чиновном,
А в санках с подтаявшей горки
Прокатим ее под веселый весенний салют.
Нечаянный ветер стряхнул оренбургские шали.
Закончилась сказка. Такую забудешь едва ли.

ВЕСНА В БЛАГОВЕЩЕНСКЕ
Благзавод. Облака пенно-белые
К нам спешат, как благая весть.
Ах, весна! Что со мной ты сделала:
Я, как солнышко, свечусь — весь.
Зелень первая вокруг все заметнее.
Даже боязно ступить — трава!
И глаза у прохожих светлые,
И светлы на устах слова.
Над рекой заневестились вишни,
Отряхнули зимний сон, зацвели.
Словно плыли облака морем вышним
И на эти берега сошли.
Светло-светлые, бело-белые,
Даже боязно вздохнуть — взлетят.
Ах, весна, что со мной ты сделала:
За спиной крыла шелестят.
Ничего мне тобой не обещано,
Просто — свет, просто — день золотой.
Благзавод... Благовест... Благовещенье.
Этот свет да пребудет с тобой.

О ДРЕВЕ ПОЗНАНИЯ, О ДРЕВЕ ЛЮБВИ
На рынок весенний с утра окрыленно бегу я.
Здесь столько всего, что я сам не видал отродясь.
За древо любви
Мимоходом плачу не торгуясь,
За древо познания —
Долго и трудно рядясь.
И вот я сажаю их, веточку тронуть не смея, —
То ямы копаю, то свежую воду ношу.
Для древа любви
Самолучшей земли не жалею,
Для древа познанья —
Лопаты и рук не щажу.
В трудах и надеждах четвертое минуло лето,
И снова весна наступила в угаданный срок.
На древе любви —
Невесомое облако цвета,
На древе познания —
Лишь кое-где робкий цветок.
В трудах и тревогах им отданы лучшие годы.
За осенью — осень. Вокруг — золотые сады.
На древе любви
Наливаются яблоки медом.
На древе познания
Горькие зреют плоды.
А годы спешат.
В них все больше спокойной печали,
Как в тихом саду моем —
Грустных и радостных дней.
На древе любви
Отчего-то плоды измельчали.
На древе познанья
Все слаще они и крупней...

ВОСТОЧНАЯ ПРИТЧА
— Куда ты так торопишься, джигит?
Уж конь твой в мыле, еле ковыляет.
— Не я спешу, то жизнь моя спешит,
А обогнать себя не позволяет.
— Жизнь обогнать задумал? А зачем?
И не опасна ли твоя затея?
— Хочу в глаза ей глянуть, а затем
Сказать все то, что думаю о ней я!..
Взмахнул камчой и ускакал джигит.
И вскоре поезжане увидали:
За поворотом мертвый конь лежит
И всадник — тоже мертвый — чуть подале.
Видать, и вправду, все же обогнал
Он жизнь свою и ей в глаза сказал,
Что думает о ней, к нему жестокой...
— Безумец! — отшатнулся аксакал.
И тихо прошептал: — А может, сокол?

СМЯТЕНИЕ
Опять в смятении приоткрываю двери:
Что там за ними? Скоро ли рассвет?
Нет в сердце меры моему неверью
И жажде веры тоже меры нет.
А день уж начат. В искорках и блестках
Текут снега к лесному рубежу.
Я снегу верю искренне и просто,
А дню, увы, пока что погожу.
Морозный ветер о коленки трется,
Как кот, и солнце в розовом дыму.
Я верю солнцу! Кто ж не верит солнцу?
А ветру? Кто ж доверится ему?
Вот свежий след — к дороге и обратно:
Пути начало и конец пути.
Я следу доверяю безоглядно,
А человеку? Господи, прости.
А человеку?! Я ль его не славил!
Так что ж теперь?..
И вдруг лишаюсь сил:
Так это ж сам я те следы оставил.
Так это я тут только что ходил...

* * *
Выйду рано, на самом брезгу,
И, намаявшись долгой истомой,
Словно школьник с урока, сбегу
Из тюрьмы моей, то есть из дома.
В отходящий автобус влечу,
Не спросив ни цены, ни маршрута,
И, ликуя душой, укачу
В золотое июньское утро.
А потом... А потом будет лес,
В спелых росах поляны-опушки,
Жавороночий трепет небес
И извечная тайна кукушки.
Весь замру, перестану дышать,
Позабуду и песню, и слово...
Этой тайны мне не разгадать,
Но задумаюсь — снова и снова.

ШМЕЛЬ НАД КЛЕВЕРОМ
...А жизнь на излете, как пуля,
Теряет и силу, и цель...
В знойно-медовом июле
Кружит над клевером шмель.
Кружит, как будто танцует, —
Милый живой вертолет.
Каждый цветок поцелует,
Каждому что-то шепнет.
Толстый, мохнатый, неспешный,
Что-то мурлычет баском, —
Видно, хозяин он здешний,
Тешится свежим медком.
Тем, по всему, и живет он,
Трудится дни напролет.
Жизнь его — это работа,
Кончится — тихо умрет...
Час ли за ним наблюдаю,
Два ли — стою и стою.
Что-то свое вспоминаю,
Жизнь вспоминаю свою.
Много в ней было работы.
Правда, без меда досель...
Сердце щемит на излете.
Кружит над клевером шмель.

УТРО В ЗАИПЕКУЛЕ
...Прямо в небо — лестница,
А над сеновалом
Коромысло месяца
Ведра растеряло.
Месяцу по лестнице
В дворик наш спуститься б,
Да уж небо светится —
Нужно торопиться.
В доме печка топится,
И знакомой тропкой
К роднику торопится
С ведрами молодка.
Месяц светлоутренний,
Посмотри, — не те ли,
Что с тебя, беспутного,
В небесах слетели?
Месяц улыбается,
А от речки ходко
В горку поднимается
С ведрами молодка.
Будет чай до вечера
В тихом доме длиться...
Поспешу навстречу ей:
Может, даст напиться.
И навек запомню я
Этот дом в ауле,
Эти ведра полные,
Утро в Зайпекуле.

* * *
Последний праздник осени зачах.
День прожит так никчемно и нелепо.
Все мельче речка в узких берегах,
Все глубже омут выцветшего неба.
Над мертвым полем, собираясь в путь,
Кружат с утра грачиные метели.
Все чаще тянет сесть, передохнуть,
Все реже — вспомнить о далекой цели.
Не ждут меня и дома калачи,
Осталось только думами терзаться...
От Царства вышнего утеряны ключи,
А до земных царей не достучаться.
Не жизнь уже — сплошная канитель.
Уйти бы в ночь и не вернуться снова.
Прими меня, грачиная метель,
Согрей, родное пушкинское слово!

* * *
Бабье лето!.. Побег от судьбы.
Дни-лукошки наполнены светом.
Я ушел в березняк по грибы,
А пришел на свидание с летом.
Ах, какая вокруг тишина!
Ах, как небо лазурно-высоко!
Перепутались все времена,
Отступили все даты и сроки.
Свет повсюду, во всем и для всех.
Даже воздух оранжев и розов,
Где, предчувствуя славный успех,
На носочках танцуют березы.
А в бору, где теряется взгляд,
Пятна света дрожат и искрятся,
Будто тысячи рыжих лисят
Целый день на тропинках резвятся.
Свет от неба и свет от земли.
В этом свете забыл я, недужный,
Что, бывало, метели мели,
Что невзгоды тиранили душу.
Все забыл, что познать довелось,
Словно не было в жизни печали,
Словно не было горя и слез
И о лучшем уже не мечтали.
Мир дрейфует во мрак, но при том
Сколько света природа являет!..
И откуда во мне-то самом
Столько солнца, что полон весь дом,
Что душа в небеса улетает?..

Роберт ПАЛЬ.
Официальный информационный портал органов государственной власти Республики Башкортостан  Официальный информационный портал Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан  Официальный портал Правительства РБ  Башинформ